Общество
Биолог Виктор Буткалюк: лось на Сахалине — экзотика, достойная охраны

​"Биолог-охотовед, участник завоза лосей на Сахалин в 1988 году".

ANGEL-OF-DARK
ANGEL-OF-DARK
4 July 2019, 19:05

Биолог Виктор Буткалюк: лось на Сахалине — экзотика, достойная охраны

19:05
126
Биолог Виктор Буткалюк: лось на Сахалине — экзотика, достойная охраны

"Биолог-охотовед, участник завоза лосей на Сахалин в 1988 году". Такая подпись стояла под небольшим письмом, пришедшим нам на почту. И она не могла не заинтересовать. Захотелось связаться с этим человеком и расспросить его о той давней операции по обогащению островной фауны, в которой, так уж вышло, были печальные моменты. Виктор Буткалюк рассказал также о завозе на Сахалин енотовидной собаки, кабарги, ондатры, норки, бобра и изюбря. Одни, как он выражается, расползлись по всему острову, другие почти сбиваются с лап или копыт в поисках партнера для продолжения рода, третьих и вовсе всех до единого смыло во время тайфуна "Филлис". У родителей лосенка, который в конце июня вышел в село Восход Тымовского района, получилось найти друг друга. А ведь есть те, кто на вопрос, есть ли лоси на Сахалине, отвечают — нет, сынок, это фантастика.

— Виктор Иванович, давайте с этого лосенка и начнем. Для вас было удивлением узнать об этом случае?

— Нет. Я знаю, что лоси у нас в Тымовском районе живут, периодически то тут мелькнет, то там. Правда, сфотографировать никак не получалось, очень быстро зверь скрывается из виду. Этот лосенок — сеголеток, то есть рожденный в этом году. Вероятно, он потерял мать и ходил искал ее. Через пару дней тут же была встречена лосиха, которая искала его в свою очередь. Информация об этом случае облетела всю Россию, без преувеличения. Люди прочитали новость и звонили мне, расспрашивали. В последние годы много было кривотолков по поводу лосей, есть они на Сахалине или нет. Теперь-то уж, надеюсь, никто не будет сомневаться.

— Вы участвовали в завозе этих животных с Чукотки к нам на остров. Расскажите, как это было.

— Доставили их транспортным самолетом 14 апреля 1988 года. Это были десять телят в возрасте примерно одиннадцати месяцев. Они отлавливались в бассейне реки Анадырь, работу проводили специалисты Главохоты РСФСР. Доставили их в Смирныховский район, они месяц были на карантине и потом их выпустили в пойме реки Поронай у села Орловка. Но в дикую природу отправились не все телята. Дело в том, что звери молодые, буйные, при перевозке сильно бились в загонах. Надо было обшить деревянные коробки изнутри матами, тогда никто не повредился бы, но при отправке об этом не подумали. Полет на Сахалин получился для трех особей смертельным. Вскрытие показало, что во время перелета они били задними ногами в стенки клеток, разбивали дерево, гвоздями рвали сухожилия, повреждали суставные сумки.

— Очень жаль. А с оставшимися семью все было в порядке?

— Один лось через неделю после начала карантина совершил побег — пролез под жердями и скрылся в лесу. К моменту выпуска у нас оставалось шесть животных. Среди них был бычок, который отличался доминантным поведением, так вот при выпуске он не захотел покидать загон. Специалисты хотели выгнать его насильно, стали стрелять из ракетницы, но ничего не помогло. А утром мы обнаружили этого лося мертвым. То есть мы потеряли двух самок и двух самцов.

— Как прижилась оставшаяся шестерка, что о ней известно?

— Первые годы мы наблюдали лосей вблизи места выпуска, они чувствовали себя хорошо, здесь для них богатая кормовая база. Первый приплод могли дать через три-четыре года. Предварительно территорию под выпуск лосей в 1983 году обследовал профессор Перовский, доктор биологических наук. Он пришел к выводу, что на Сахалине благоприятные кормовые условия для обитания 15 тысяч лосей. И это же самое сказал его коллега, крупнейший специалист по копытным Железнов-Чукотский, который побывал у нас в 2003 году. По его заключению, в настоящее время на Сахалине формируется популяция самого крупного лося, звери значительно крупнее европейских и приморских сородичей.

— Это был единственный завоз лосей на остров?

— К сожалению, да. Был план завезти еще сто голов, но он так и остался на бумаге, потому что грянула перестройка. Потом вопрос не раз поднимался, но ответ всегда был один — денег нет. Я с экс-губернатором Кожемяко лично говорил по этому поводу, он сказал то же самое. Хотя коров этих дурацких возят со всего света, находят же деньги. Маралов тоже привезли, это же дурь настоящая. Для них тут слишком снежные зимы. У нас был опыт с изюбрями, и стало понятно, что здесь неблагоприятные условия по снегу. Для изюбря предел некритичной глубины — 70 сантиметров, если глубже, он проваливается, ослабевает, плюс кормежка слабая зимой. Гибнет зверь. А у лося предел — метр, он наши снежные зимы переносит лучше.

— Сколько лосей сейчас обитает на Сахалине? Проводились подсчеты, есть хотя бы приблизительная цифра?

— Нет, даже примерно это неизвестно. Ликвидация охотничьего управления в 2005 году и передача его функций в другие ведомства с лишением оставшихся специалистов транспорта, оружия и полномочий, а также отсутствие авиаучетов копытных — все это привело к тому, что сейчас вообще нельзя сказать достоверно, сколько у нас лосей. Никто не знает. Лет двадцать назад был последний авиаучет. Сейчас вертолет — 200 тысяч в час, откуда взять деньги? Поэтому единственное, что можно утверждать, — лоси есть. Они понемногу расселяются в северном направлении и, возможно, когда-нибудь станут обычным видом для наших мест. Пока же это экзотика, достойная охраны. Сейчас, по моим данным, лоси обитают в шести районах области. У них семейные группировки — самка и телок этого года или прошлого. Осенью происходит гон, и потом папа-лось уходит в самостоятельное плавание, он не терпит телят. Мама остается одна с лосенком. Мы делаем солонцы для подкормки, лосям нужна соль. А Сахалину, я считаю, нужен лось. Это единственный зверь, который занял бы нишу, в свое время покинутую северным оленем и изюбрем. Те олени, которых для возрождения популяции завозили на остров в последние годы, мелкие, это уже не то, они только портят кровь.

— А когда вы сами, своими глазами в последний раз видели лося?

— Года три назад между Александровском-Сахалинским и Тымовским.

Пропаганда бережного отношения к природе среди молодежи

— Расскажите, кого еще завозили на Сахалин и кто тут прижился.

— Много кого. Ондатру, норку, бобра, енотовидную собаку завозили. Но от собаки больше пакости, она поедает утиные и гусиные яйца, является переносчиком заразы. Особого вреда, конечно, от нее нет, но и пользы тоже. Ее выпускали в Поронайском районе, и она очень хорошо расползлась по Сахалину, с юга и до севера, везде теперь обитает, живет в болотистых местах.

Бобра в начале 80-х завезли, даже в самом 80-м году, по-моему. Его оптимально было выпустить в районе Ныша, но решили почему-то выпустить на Крильоне, а там грянул "Филлис". 66 голов привезли на остров, это крупнейшая партия в стране была в то время, и всех их смыло тайфуном. Жалко, бобр был хороший, канадский, из Ленинградской области. Нет у нас сейчас бобров, не успели даже акклиматизироваться.

Ондатра штучно есть, просто как биологический вид. Промыслового и хозяйственного значения она не имеет. Норка тоже есть на Сахалине, лет пять назад ее было много, а потом болезнь подкосила: энтерит и прочее. В Тымовском районе, можно сказать, ее сейчас практически нет.

В Тымовском районе есть кабарга. Как и лось, и северный олень, и изюбрь. Тымовский район — единственный, в котором обитает целых четыре вида копытных. Смирных еще, может быть, потягается с нами по этому показателю, да и то вряд ли.

Изюбря, кстати, в 1965 году примерно завезли из Приморья, партия не одна была. В Корсаковском районе выпустили, возле Тунайчи. У Павла Леонова, первого секретаря Сахалинского и Калининского обкомов, там дача была. Там рядом изюбрь и жил потихоньку, но никуда дальше не распространялся. Как выяснилось, охотская трасса была ему серьезной преградой, он боялся дорогу перейти. В 1987 году первую партию, двадцать одну особь, перекинули в район Советского на речку Кирпичную, и оттуда изюбри начали расселяться. Где-то в 90-х я в Тымовском районе обнаружил их следы. Потихоньку, значит, сами пришли сюда. С Тунайчи в Тымовский район тоже изюбря привезли, сейчас он и в Тымовском, и в Смирныховском, и в Александровск-Сахалинском, и в Углегорском районах есть. Невысокая численность, но есть. Снег лимитирует его популяцию, конечно. Молодежь зимой погибает.

— Кто из всех, кого вы перечислили, самый перспективный, самый приспособленный для жизни на Сахалине, как считаете?

— Лось, конечно же. Это тот вид, которому обязательно нужно уделить внимание. Но мы сейчас технически слабы, чтобы проводить мониторинг, охранять популяцию, задерживать браконьеров. Сидим, только бумажки перекладываем. По сути, исчезла наша профессия — охотовед. Очень жаль.

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...